+7 (495) 332-37-90Москва и область +7 (812) 449-45-96 Доб. 640Санкт-Петербург и область

Мужа избили полиция ничего не делает

На днях беременную жительницу Новосибирска убил ее бывший сожитель. Незадолго до убийства она обращалась в полицию в связи с неоднократными угрозами. Преследовать бывшую жену тоже не запрещено, за угрозы люди редко несут ответственность, а за систематические побои агрессор в лучшем случае отделается обязательными работами. У нас есть Уголовный кодекс! Муж систематически избивает жену.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

«Закон о домашнем насилии не нужен — все есть в Уголовном кодексе». Как это работает сейчас?

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Полицейские из Петербурга ответят за жестокое избиение подростка в отделении

Он написал, что его пост — обращение лично к начальнику областной полиции Виктору Пестереву. Мы встретились с Еленой и выслушали её историю. Старшая дочка была у свекрови, младший полуторагодовалый ребёнок спал дома. Я вызывала такси туда и обратно, отъезжала совсем ненадолго. Когда я вернулась, меня во дворе ждал муж Игорь Логовской. Я начала открывать калитку, которая закрывается на ключ, и не могла открыть.

Попросила таксиста помочь мне. Оказалось, калитку с внутренней стороны подпирал Логовской. Когда он открыл, таксист его видел. А муж в последние месяцы постоянно приходил, ночевал во дворе, в сарае, и я на него не обратила внимания. Мы к тому времени уже два года не жили вместе. Я хотела уйти быстрее в дом. Но не успела: как только я открыла дверь, он сзади ударил меня рукой по голове и затолкал в дом.

Тут же вытащил из замка ключи, закрылся, забрал себе ключи и мой телефон, — рассказывает Елена Логовская. Я потом сфотографировала, там всё хорошо видно. Он долго бил и душил меня, я теряла сознание. Наверное, это длилось на протяжении часа-полутора. В таком состоянии я не могла определить время. Потом это всё продолжилось на кухне. Сначала я не кричала, потому что боялась разбудить ребёнка и испугать его.

Когда он начал меня душить, я стала кричать. Он мне пихал в рот тряпки, тушил об меня сигарету, — вспоминает Елена кошмары той ночи.

Елена вспоминает, что тогда она забежала в комнату и, спасаясь от побоев, схватила с кровати ребёнка. Для меня это было единственным выходом, чтобы он меня перестал трогать. Так и произошло. Он остался в той комнатке, сел там на диван. И снова причитал, угрожал. Было уже около четырёх-пяти часов утра. Он начал дремать.

У меня в комоде лежали старые телефоны. Я быстро нашла телефон, стала звонить в полицию. Девушка взяла трубку. Меня убивают! Она начала мне задавать разные вопросы: кто вас убивает, как он попал в дом? Я ей объяснила, что не могу говорить, снова попросила вызвать патруль по этому адресу. Она снова стала задавать мне кучу вопросов.

Я уже шёпотом начала ругаться, по-моему, даже матюкнулась, говорю: да ты что, не понимаешь, меня тут убивают! Я ей сказала, что у меня на руках маленький ребёнок, но не могла с ней ни о чём договориться. Я начала писать маме, чтобы она вызвала полицию.

А мама живёт в селе в Шебекинском районе. Она стала оттуда с сотового телефона звонить. Попала в Шебекинский район, ей ответили, что это не их участок. Дали кучу шестизначных городских номеров, переадресовывали.

Она звонила, звонила Они двигались не спеша, не торопясь. Муж увидел их в окно и вышел в огород. Но никто за ним не погнался. Они прошлись по двору, неспешно посмотрели за углами и всё.

Спросили, буду ли я писать заявление. Я говорю: ну посмотрите на меня, конечно, буду. Сотрудники полиции, по словам Логовской, довезли её с маленьким ребёнком до суда, где в тот день должно было состояться окончательное заседание по делу о разводе Елены и её мужа.

Так говорили участковые, которые приезжали, следователи, когда я писала заявления. Я объясняла, что не живу с ним два года. В этот день, как рассказывает Елена, судья сразу приняла решение о разводе.

После этого Логовская отправилась во второй отдел на улицу Садовую в Белгороде. Сидела всё также с ребёноком на руках, ждала, когда ко мне кто-нибудь спустится. Минут через 20—30 пришёл мужчина. Заявление я писала уже часов в 10—11 часов утра. Рассказала всю ситуацию. После этого вызвала такси и поехала в прокуратуру. Но там мне сказали, что бессмысленно это делать, его перенаправят в полицию.

Я снова вызвала такси и поехала на судмедэкспертизу на Волчанскую улицу, куда мне дали направление. Две женщины, которые меня осматривали, сказали, что на руки заключение не дают, они направят в полицию. Они описали, кто, как наносил побои, синяки, ожог от сигареты на руке, гематомы, ссадины, следы от удушья, измеряли линейкой размер ссадин, синяков.

Ночью мне стало плохо, меня начало рвать. Они приехали, повезли меня в нейрохирургию в первую городскую больницу. Сказали, голову посмотрят, если всё в порядке, повезут дальше в травматологию. Но меня оставили в нейрохирургии с травмами головы. В результате у меня в выписке значилась закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, множественные ушибы, гематомы, отёки мягких тканей.

Когда я туда поступила, приезжала полиция. Они спросили, буду ли я писать заявление. А когда узнали, что уже написала, сказали, что приобщат этот материал к делу. После того, как я вышла из больницы, он приезжал и опрашивал меня. Сказал, что Логовской был в полиции с адвокатом и сказал, что я то ли приехала уже избитая, то ли его здесь не было, что он к этому не имеет никакого отношения. Я сама звонила в такси, узнавала номер телефона, нашла этого таксиста, дала следователю его номер, чтобы он позвонил и опросил его, что он меня привёз целую, что он видел его во дворе.

Сказала, что до этого я неоднократно писала заявления и снимала побои, назвала, по каким адресам, примерно обозначила даты. На что мне последовал ответ: а зачем мне это. Сказал: нужно поднимать архивы, а кто будет этим заниматься?

Я говорю: ну, вы, наверное, не я же этим буду заниматься, что мне прийти в полицию и лазить у вас по документам, искать, поднимать эти дела? Он сказал, что никто этим заниматься не будет. Дословно не помню, но смысл был такой. Я начала звонить этому следователю, он меня отправил к другому, тоже дал номер телефона.

Я позвонила уже третьему следователю, но и он мне ничего внятно не сказал. В итоге я поехала во второй отдел, спросила, что с делом, где оно находится. Из канцелярии вышла девушка, сказала, что сейчас дело находится на рассмотрении, и попросила позвонить 5 сентября, чтобы узнать, какое решение вынесли по этому делу.

Я позвонила в этот день, мне снова ничего не сказали. Далее, по словам женщины, её снова перенаправляли от одного следователя к другому, пока в соцсетях Волчков не сообщил ей, что дело в прокуратуре. Я говорю: ну и что теперь делать, как это так? Волчков говорит: подавай в суд.

Уже была осень, ноябрь где-то, холодно, у меня начали болеть дети. Да я особо и не хотела подавать в суд мировой — прим. Он всю жизнь меня бил, постоянно угрожал, пугал, оскорблял. Потом я снова звонила дежурному во второй отдел, мне сказали, что у них нет сведений по этому делу.

При этом оно датировано 11 августа. Говорилось, что я могу обжаловать решение. Но дальше я уже перестала к ним обращаться. Женщина уверяет, что визиты бывшего мужа не прекратились до сих пор, и вспоминает грустную историю своих хождений с заявлениями по различным отделам полиции:. Начиналось всё с пощёчин, потом пощёчина и пинки ногой, потом удары кулаком, потом удушения. Мы жили на улице Курской, там по месту жительства писала заявления не раз.

За последний месяц страну потрясли сразу две похожие истории, одна другой драматичнее. В декабре в подмосковном Серпухове ревнивый муж завез жену в лес и отрубил ей кисти рук. Позже жертва рассказала, что примерно за месяц до этого она писала заявление в полицию - после того как муж угрожал ей ножом.

Если вы оказались жертвой преступления, сообщите об этом в полицию. Заявление следует сделать как можно быстрее, чтобы облегчить полиции расследование преступления. Кроме того, получение компенсации за понесенный ущерб может предполагать подачу заявления о преступлении. Такое заявление можно сделать непосредственно полицейскому патрулю, прибывшему на место преступления, или же в отделении полиции, и по некоторым малозначительным преступлениям в Интернете www. Заявление о преступлении принимается в любом отделении полиции, и его может подать также другое лицо от имени жертвы преступления.

Стадии рассмотрения уголовного дела

Вы можете написать заявление о совершении преступления Вашим мужем. В случае обращения Вами с заявлением в правоохранительные органы они будут обязаны принять указанное заявление и внести его в Единый реестр досудебных расследований, а также провести всестороннюю проверку указанных в заявлении фактов. В любом случае рекомендуем Вам для начала обзавестись доказательной базой медицинские заключения по определенным травмам, наличие свидетелей, которые смогут дать показания; юридически значимые документы по болезни Вашего мужа, такие как выводы психиатра и т. В соответствии с положениями Уголовного кодекса Украины далее — УК Украины в зависимости от указанных Вами обстоятельствах действия Вашего мужа могут квалифицироваться по-разному. Ответственность по этим статьям может наступать от штрафа до лишения свободы до 10 лет, все зависит от обстоятельств, установить которые могут только правоохранительные органы. Кроме того, в данной ситуации Вы можете подать иск в суд о расторжении брака и возмещении морального вреда за унижение чести и достоинства.

Семейные конфликты — пути решения

Запомнить меня. Дмитрий Медведев: Америка 2. После выборов Сами граждане поставили под сомнение соответствие США главному критерию демократии — способности государства обеспечить честное и прозрачное волеизъявление народа…. Константин Косачев председатель Комитета СФ по международным делам. И точка…. Германия сообщила о передаче данных России по делу об отравлении Алексея Навального Москву призывают немедленно начать расследование случившегося…. Александр Гольдфарб глава фонда Литвиненко в Лондоне.

Он написал, что его пост — обращение лично к начальнику областной полиции Виктору Пестереву.

Смотреть комментарии. В Казахстане нередки случаи, когда полиция отказывает в регистрации заявлений и не начинает расследований даже после их принятия. Почему так происходит? Что делать, если нарушены права, куда обращаться? Что нужно требовать, если рассмотрение заявления затягивается? Если речь идет об административном деле, необходимо обратиться в компетентный орган и написать заявление. Прежде чем обращаться с заявлением, не лишним будет получить хотя бы устную консультацию юриста.

Почему участковые не любят принимать заявления от женщин, которых бьют мужья

Так говорит МВД. Я, как бывший сотрудник полиции, знаю, что преступлений гораздо больше. Есть группа людей.

.

.

В Ленинске-Кузнецком, например, муж до смерти забил жену шумовкой, потому что его стало Нас вызвала его супруга, которую он избил. Но полицейские же не пугала, они должны принимать меры. Исправить семейного дебошира не сможет ничего, особенно сегодня, потому что.

Как обратиться в полицию

.

Женщины терпят. Ветеран МВД - о том, как бороться с домашним насилием

.

.

.

.

.

Комментарии 2
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Кузьма

    Очень сильно не хотят прощаться с властью казнокрадов. Вот и вводят такие движения.

  2. kaigemala

    По поводу авто, как то.

© 2018-2021 484886.ru